Category: искусство

Между ног

(no subject)

КАК ДОСТАВАЛИ ДЕФИЦИТ В ОДЕССЕ часть вторая

Человек, который мог достать все!
Водитель Вася мужичок лет 60. Толстый, лысый, задыхающийся. Он «кастрюлит» на чужой тарантайке и жалуется, что 300 гривен надо в сутки заплатить «хозяину», а потом уж зарабатывать свое.
-Годы уж, здоровье не то! жалуется Вася:- А раньше! Ох, раньше! Он делает плачущее лицо. Щеки трясутся как холодец.
«Раньше» его звали не пренебрежительно Вася, а величали Василием Ивановичем. В начале 80-х знакомство с ним было очень престижно и многообещающе и сулило массу «профитов».

Головокружительная карьера из инженеров – в грузчики!

Я его спрашиваю, в каких годах и как удалось припасть к источнику дефицита?
Вася промокнул лоб салфеткой, он заметно нервничает: - А мне ничего не будет? За то, что я расскажу? 7 лет за это «светило» …
Я его успокаиваю. Время то другое. Это раньше вы были тунеядцами и жуликами, а теперь коммерсанты.
Он успокаивается. И начинает рассказ:
- Это было Андроповское время. Тогда же, как было – менты ездили, проверяли, кто прогуливаете работу. С часу до двух, или с двух до трех обед, а если часов в двенадцать человек шел в робе по улице, то его ловили и в милицию увозили. Строго было!
Спекулянты тоже боялись. Но тогда водка, зато дешевая появилась! За 4 рубля 50 копеек!
- С чего все началось?
- Работал инженером. Получал 110 рублей зарплаты. В то время это как бы и деньги были. Мясо 2 рубля 50 копеек стоило. Курятина 1 рубль 60 копеек, но все равно я начал «крутить мультики» надо идти зарабатывать.
Хорошо хоть знакомые подсобили. Помогли. Коньячок, конечно, занес не без этого.
Устроили на Хуторскую, на склад грузчиком! Там были базы – парфюмерная, бакалея, текстиль. Туда свозились все дефицитные товары и должны были распространяться по магазинам!

Так закалялась сталь

Вася оживился, он махал руками, пот тек по лицу, глаза оживленно блестели.

- Зарплата там была 250 рублей. Но это не главное. Первый год я сидел тупо на зарплате. Присматривался. Старые грузчики заходят, по стакану водки с утра и погнали работать. А я в сторонке молочко или кефир пью. Смотрел и запоминал. У этого хорошо бизнес пошел. А у этого плохо. Выводы делал. Заместитель директора поддонами продавала помаду цыганам. У нее то хорошо шло, но больно стремно с ними связываться было. У нас бригадир Петя был так тоже с цыганами крутил, а потом попал. То ли он недодал что-то , то ли они ему, но они всем табором приезжали на базу. Милицию не вызывали. У директора базы решали проблему. Кричали очень. А я себе заметочку поставил. С цыганами дел не иметь. Сперва было как в армии, старые на погрузчиках товар развозили, а мы , молодые «пахали»- товар разгружали, загружали. И вот мало-помалу я втянулся и начал делать свой «гешефт»
Каждый месяц нам давали парфюмерные наборы. Т.е на всю бригаду грузчиков – французские духи и все остальное. Просто так их купить в магазине нельзя было!
Бригадир собирал с каждого по двести рублей и выдавал коробку с парфюмерией.
Я ее быстро распродавал среди друзей. И один раз отважился, подхожу к заведующей : Дай мне пару коробок помады! Без денег. Под реализацию! Простой советской! Польскую постеснялся просить. Она для «крутых» была.
Она, дородная баба такая, посмотрела презрительно- оценивающе , усмехнулась но все же сказала: Ну иди! Выбирай! Помада стоила 2 рубля 50 копеек. В упаковке 400 штук было. Я выбирал самый ходовой цвет. Малиново-перламутровый, он был у Московской помады. Я продавал ее по 4 рубля. Сперва «насыщались» свои, соседи, кумовья , потом родственники знакомых и друзья родственников.
Улетала она мгновенно. Я имел с одной упаковки 500 рублей ,как академик зарплаты!
Ну конечно тем, кто продавал, я пару помадок сверху давал и заведующей я приносил пачку денег выручки и ей сверху.

Спекулянт – рационализатор

Потом через два года я пересел за погрузчик. . Товар складировался в так: поддон и на него два яруса. И склад забит постоянно. Я поразмыслил, все же инженер, и решил попробовать в три яруса складывать. Я отпахал неделю без обеда , после смены оставался и когда пришел главных бухгалтер он офигел! Полсклада пустого! Значит еще наполнять можно! Это же деньги! Сразу перевели меня на новый погрузчик.
И потом меня стали приглашать в разные склады «рационализировать площади» . Заведующие складов руку жали.
Вот так потихоньку, потихоньку я и освоился.
Потом пошла «Белизна». В Одессе бум был на «вареные « джинсы»
Тогда их как делали брали отечественные джинсы «Тверь» или «Ну погоди» , их и «варили». Они становились похожи на западные «хипповые». Там технология была особенная. Дощечки в стиральную машину клали. Закладываете джинсы в стирку, только стирального порошка и отбеливателя добавляете в 3-5 раз больше обычного. Кроме хлорной воды можно использовать средство «Белизна» в жидком виде.
«Белизна» улетала «налево» машинами. И все хорошо было.

Что несете? Еду? Пройдемте куда следует!

Василий, щурясь как сытый кот от сладостных воспоминаний продолжает рассказывать: И все то у меня гладко было, пока… Пришел сосед моряк с рейса и привез кофе , сигареты половину себе , половину продать.
Я взял себе банку кофе в гранулах, блок Мальборо и еще в комбинате питания договорился насчет печенки говяжьей. Она у них по 2 рубля пятьдесят копеек была, а у меня по пять улетала.
У меня дома очередь стояла за этой печенкой. И вот несу я килограмм восемь печенки , кофе и «Мальборо» . И тут навстречу сотрудники ОБХС . И меня под белы руки в Ильичевский РОВД. Сбежался весь райотдел. Печенка это что…Вот кофе. Ну и начали «окучивать» мы тебя посадим, у тебя конфискуют все. Я говорю к дню рождения купил и печенку и кофе!
Потом стали приставать , и уговаривать, что бы я стал стукачом. Отказался я. Отпустили они меня. Но изъяли и печенку и сигареты и кофе.
Вы можете себе представить , что несете вы торбы из супермаркета, а навстречу люди в красных повязках. Что несете? Еду? Пройдемте, куда следует! А тогда было!

Крах Васи

Среди республик Советского Союза «первыми по коврам» были Азербайджан, Туркмения и Киргизия. Но одесситам, почему-то приглянулись ковры из Бреста. Нет, конечно, моряки привозили и японские и турецкие ковры, но погоды это не делало. Они тогда стоили 250-300 рублей.
Пришли ковры. Я их налево и оправил. Целую машину. По липовым накладным. То есть не в магазин , а людям. И вот они уехали, водила знакомый мой. А я пока эти часа два ждал, я поседел.
Время то было суровое. Семь лет за это «светило». Спекуляция в особо крупных размерах.
Приезжает водитель «маякует» все , мол, в порядке. Я ему 200 рублей «отстегнул»
В таких делах никогда нельзя экономить. Нельзя быть скупым. Надо, чтобы все были довольны. Тогда и не «спалит» никто и все будет в порядке.
Прихожу домой , кричу жене – иди сюда! И высыпаю на пол десять тысяч рублей.
Видели вы бы ее лицо тогда!
За день два «Жигуля»
Я помню! сладострастно шепчет Вася. Всем торговал. Все доставал. Колготы , детские игрушки, техника, плитка. Я в горисполкоме в любой кабинет ногою дверь открывал, все друзья.
- Я тоже помню, говорю я. Тогда на поселке Котовского в детском отделе универсама «выбросили» фигурки ковбоев и индейцев. Слух об этом облетел весь город.
Даже до прилавка их донести не успели. Торговали через железную решетчатую дверь склада. Боялись, что поубивают друг друга и продавцов. Туда с поселка Таирова добирались. Конечно же, не успели.
Вася пожимает плечами: - Связи надо было иметь.
А потом «катастройка» грянула. Кооперативы открылись. Склады стали не нужны. И я не нужен. Когда хватился , а друзей то и нет. Сто долларов одолжить срочно понадобилось, а все морды воротят! Двери закрыты! Выходите, конечная!
Как я хочу назад , Вася аж затрясся: - в СССР! Меня там уважали! Все друзья были! А они вот чего натворили! Развалили страну!
Я расплатился и вышел.

Между ног

La Primavera: весенний праздник изнасилования

Оригинал взят у dolboeb в La Primavera: весенний праздник изнасилования
Категорически поздравляю всех читателей, доживших до этого дня, с наступлением календарной весны.
Лучшей поздравительной открыткой к этому событию может служить известное полотно Алессандро Марианыча ди Ванни Филипепи, более нам известного как Сандро Боттичелли:

С лёгкой руки бессмертного Джорджо Вазари, впервые увидавшего картину через 70 лет после её создания (и совершенно не в тех покоях, для которых она изначально была написана), всемирно знаменитый шедевр называется теперь «Весна» (La Primavera). На самом деле, о временах года речь тут не идёт: в том аллегорическом саду, где обитают персонажи картины, их смена не предусмотрена. А центральным сюжетом (единственным достоверно расшифрованным во всей многофигурной композиции) является сцена изнасилования. Вот она:

Что тут происходит, объяснено в 195-222 стихах Книги V «Фастов» Овидия, где бывшая нимфа Хлорида рассказывает, как над ней снасильничал бог ветра Зефир.

Как-то вес­ной на гла­за я Зефи­ру попа­лась; ушла я,
Он поле­тел за мной: был он силь­нее меня.
Пра­во девиц похи­щать Борей ему дал: он и сам ведь
Дочь Эрех­тея увлёк пря­мо из дома отца
, — вспоминает героиня у Овидия.

Всё кончилось хорошо: изнасиловав девушку, Зефир взял её в жёны.
Нимфа Хлорида в браке стала Флорой, богиней цветов.
Они полезли у неё изо всех дыр, осыпав сперва её платье, а затем и всю Землю.
Лишь после этого мир сделался из тёмно-зелёного разноцветным:
Ведь одноцветной была почва земли до меня, — похваляется Флора.

На картине Боттичелли все эти метаморфозы заботливо воспроизведены.
В правой её части — правее места, где Земфир хватает девушку, вся растительность одноцветно-зелёная. В той части картины, где Хлорида в неглиже превращается во Флору в свадебном платье, земля покрывается разноцветными цветами, а на ветвях над головами героев появляются спелые апельсины и флёрдоранжи — плоды и цветы фамильного дерева Медичи.

Смысл аллегории проясняется, если учесть, что картина создана художником в 1482 году к бракосочетанию Лоренцо ди Пьерфранческо ди Медичи, кузена Лоренцо Великолепного, и висела в его брачных покоях во флорентийском дворце, вместе с «Палладой и Кентавром».

Центральная фигура композиции — предположительно та же самая Венера, которая родилась из Урановой пены на другой знаменитой картине Боттичелли. Тяжело беременный Купидон над её головой отвечает за супружескую неверность, но его козни напрасны: та из трёх Граций, в которую он целится, из всех персонажей обращает внимание лишь на мужчину с левого края картины (выражение «глядит налево», вероятно, не имело в тосканском диалекте своего современного русского смысла).

Кто этот мужчина в красном — учёные спорят, но вполсилы. В мифологическом плане большинство исследователей склонно считать его Меркурием, который своим жезлом разгоняет облака, хотя иные искусствоведы, напротив, видят в нём Марса, бога войны. Исходя из портретного сходства персонажа с разными членами семейства Медичи (см. выше группу медицейских товарищей с «Поклонения волхвов» того же автора, двумя годами ранее), моделью для Марса-Меркурия называют либо новобрачного Пьерфранческо, либо несчастного Джулиано де Медичи, которого как раз весной 1478 года замочили в кафедральном Соборе Цветов. По-моему, эта гипотеза совершенно несусветна, да и не похож парень совсем... Но так уж устроено современное постмодернистское искусствоведение, что чем отвязней догадка, тем она круче. Может быть, это даже и неплохо — в духе известного анекдота про натягивание гандона на глобус.
Между ног

!!! Ален Лебуаль (Alain Laboile) +18

Оригинал взят у n_a_l_i_v_k_a в !!! Ален Лебуаль (Alain Laboile) +18
Я под большим впечатлением! ..До слёз.

Оригинал взят у iogannsb в Ален Лебуаль (Alain Laboile) +18
У Алена шесть детей. Он снимает их день за днем. Такой своеобразный детский дневник получается.
Ален родился во Франции. В 1990 году он встретил свою жену Анну. Анна училась в художественном университете и больше всего на свете ее интересовали скульптуры из снега .
Алан какое-то время пробовал разные направления искусства, в итоге стал скульптором. Он был очарован фигурками насекомых, отлитых в гипсе, сделанных из камня.
Они живут в Бордо, на вершине холма. Там были рождены их дети. Шесть детей. В какой-то момент Алан начал фотографировать насекомых, свои скульптуры, потом своих детей. День за днем, ежедневник детства.
Фактически, Алан снимает потерянное детство. Детство которое могло быть у многих, которое было у нас когда-то. Детство, утерянное в следствие страхов - наших страхов, страхов человечества.
Промокшие ноги, запах травы по утру, брызги воды из пруда, свадьба лягушек, выпавшие из гнезда скворцы, ветви вишни, стучащиеся в окна и толпа таких же босоногих вокруг вперемешку с кошкамию Забытые звуки, запахи, свобода. На фотографиях просто физически ощущается смех, крики, движение, счастье, любящая большая семья.
Очень органично в картинки вписаны голые дети, как еще один символ свободы и незашоренности, как борьба с страхами.
Его фотографии часто кажутся небрежными - нерезкими, зернистыми, с провалами по свету. Но до тех пор, пока фотография вызывает эмоции, все эти небрежности очень оправданы, дают ощущение той самой правды - да, жизнь - она вот ровно такая, не приглаженная совсем, но ровно такая, когда хочется орать во все горло и нестись с холма вниз, катя перед собой колесо.




Collapse )

Collapse )